Блог Влада Майсова. Ничего общего с информационным вуайеризмом, не воспринимай всё буквально

Thee Oh Sees

2 часа почти беспрерывного удовольствия (и да, я знаю в кого переселилась душа Хендрикса):

шесть:тридцать

А проснулись они тогда без будильника, где-то в шесть:тридцать
(Осень уже туманами растворила несущественное уточнение — утра́ или вечера)...
Происходящее до и после, пожалуй, могло бы и в привычку войти, своего рода ритуалом стать,
Но даже без ромашек там всяких и гущи кофейной, по одним лишь линиям на этих чуть примятых щеках легко было «прочитать»,
Что, мол, никогда ничего подобного с вами больше не повторится.

О текущем

Пожалуй, ничего лучше чем эта цитата из письма Тургенева Боткину от мая 1856 года не смогло бы передать происходящее:

А между тем я здесь ничего не делаю — à la lettre ничего. Видно такова судьба моя, чтобы ничего не дать в «Русский вестник». Ем ужасно (что я масла истребляю,; уму непостижимо!). Сплю очень хорошо — читаю историю Греции Грота — и, поверишь ли, мысли — так называемой творческой (хотя между нами сказать,; это слово непозволительно дерзко — кто осмелится сказать не в шутку,; что он — творец!?), одним словом, никакого сочинения в голове не имеется. Я начал было одну главу следующими (столь новыми) словами: «В один прекрасный день» — потом вымарал «прекрасный» — потом вымарал «один» — потом вымарал всё и написал крупными буквами: ЁБАНА МАТЬ! да на том и покончил. Но я думаю, «Русский вестник» этим не удовлетворится. Вот третий день, как погода поправилась — а то черт знает что за мокрые кислые тряпки висели на небе! Графиню я видел — она не совсем здорова.

Эффект дверного проема

Было ли у вас так – вы приходили из одной комнаты в другую и не могли вспомнить – зачем? Или открывали дверь холодильника и на секунду забывали, что именно вы хотели достать? Или весьма распространенная ситуация, когда выслушивая собеседника, вы вынуждены оставлять свой вопрос на потом, ожидая, пока оппонент закончит свой монолог. А когда, наконец, представляется возможность прокомментировать сказанное, вы с удивлением и досадой обнаруживаете, что забыли все, о чем хотели сказать. Причина этого распространенного явления кроется в особенности работы механизмов нашей памяти. Он называется «эффекта дверного проема» (Doorway Effect).

Есть старая притча о трех каменщиках, занимающихся одинаковой работой. Но один из них кладет камень на камень, другой строит стену, а третий возводит Шартрский собор. В действительности все они одновременно делают и одно, и другое, и третье. Так и наше внимание способно переключаться между различными уровнями восприятия, но в каждый отдельный момент времени концентрируется только на одном из них. Если отработанного навыка кладки кирпича у нас нет, то мы полностью сконцентрированы на конкретном действии. Так водитель-новичок, который плохо водит машину постоянно размышляет только о том, когда переключить скорость или нажать на педаль, в отличие от профессионала, который не думает над процессом вождения и может во время езды поддерживать полноценную беседу.

Эта особенность нашего восприятия имеет непосредственное отношение к «эффекту дверного проема», возникающего в тот момент, когда наше внимание блуждает между различными уровнями восприятия, зачастую задерживаясь не там, где нам было нужно еще совсем недавно. Когда вы намерены возразить оппоненту и ваше внимание всецело поглощено этой целью, но вынуждены мириться с тем, что собеседнику нужно дать договорить. В момент ожидания, когда вы начинаете усиленно искать способ вклиниться в беседу, поскольку оперативная задача изменилась, внимание переключается на другой уровень. Когда долгожданная возможность высказаться, наконец, находится, вы обнаруживаете, что сказать уже нечего, так как внимание на нужную волну переключить сразу не удается.

Аналогичный механизм срабатывает и тогда, когда вы забываете, зачем вошли в комнату. Например, вам требуется взять ключи в дальней комнате, чтобы сходить в магазин напротив. Уровень «взять ключи» меняется на уровень «дойти до спальни», а по дороге вы еще замечаете оставленную кем-то чашку, которую вы решаете отнести на кухню. То, что в этот момент ваше внимание несколько раз переключается с одного плана на другой вы не замечаете, но чем больше больше таких переключений происходило на пути в спальню, тем больше вероятность того, что дойдя до нее вы зададитесь вопросом: а зачем, собственно я сюда шел?

Отыскать ответ на этот вопрос в таких ситуациях может помочь образное отматывание воображаемой «кинопленки» в обратном порядке, когда вы мысленно выходите из спальни и возвращаетесь назад тем же путем.

Термин «эффект дверного проема» был введен психологом из США Габриэлем Радванским (Gabriel A. Radvansky) в 2011 году, а поводом стали проведенные им эксперименты. Задача, стоящая перед участниками сводилась к перемещению между комнатами виртуального дома, созданного Родванским, и выполнению при этом различных заданий на запоминание. Эксперимент однозначно подтвердил: человек намного чаще забывает увиденное или услышанное после прохождения дверного проема. При этом он мог пройти такое же расстояние по большой комнате и сохранить в памяти поставленную цель, но стоило ему перейти из комнаты в комнату, информация «стиралась».

Зная, как работает «эффект дверного проема», мы сможем избежать подобных проблем в будущем. А столкнувшись с проблемой, достаточно пройтись мысленно или физически по главам своей памяти в обратном порядке пока нужное воспоминание не будет восстановлено.

Why does walking through doorways make us forget?

Про выборы

Сегодня состоялись выборы Президента Российской Федерации, и вот что по этому поводу хочется сказать.

Для меня это были уже #цатые выборы, но, анализируя происходящее предшествующих выборам пары месяцев, только сейчас стало ясно, что у нас слишком низкий возрастной порог для допуска к голосованию. На мой взгляд, допускать граждан к выборам нужно только по достижению 30-35 лет.

Тебе кажется странным и не демократичным такое заявление? Мне кажется, что логика его на поверхности, но okay, попробую объяснить.

Первые два десятка лет у большинства людей нет ничего кроме образов, хаотично наляпанных брызгами акварели музыкантами, моделями, блогерами, актёрами и другими героями, мнению которых он доверяет. И хорошо если эти брызги образуют хотя бы подобие одной целостной картины. Часто же нет и этого. Взрослая жизнь для них — серая и скучная (ипотека, пакеты для пакетов, скидки в «Пятёрочке», вот это всё)... В общем, перемен требуют наши сердца! Перемен и шаверму в лаваше с сыром.

К слову, ребята, которым довелось поруководить и поучаствовать в чём-то более менее серьёзном (спортсмены, общественники, учёные и т.д.) уже не столь радикальны, но даже часть из них под влиянием большинства (мы же не отщепенцы!) романтизируют те самые перемены, после которых будет «свободней, круче и прикольней»

И только ближе к 30 годам на работе, тусовках, вписках, путешествиях, в личных отношениях, чтении книг и изучении истории приходит понимание того как на самом деле устроены общество и жизнь. И это приходит не старость ума и тела, друг мой, это приходит зрелость личности и ответственность.

Раньше